Академия черного дракона. Ведьма темного пламени. Наталья Жильцова
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени. Наталья Жильцова
[Всего голосов: 1    Средний: 5/5]

Автор: Наталья Сергеевна Жильцова
Жанр: Эпическое фэнтези

Аннотация книги “Академия черного дракона. Ведьма темного пламени.”

Казалось бы, что общего между ведьмой и драконом? Вот мне бы очень-очень хотелось, чтобы ничего не было! Но – увы. У этого дракона есть академия, в которой я обучаюсь и должна продержаться последние полгода до выпускных экзаменов, ибо отчисление грозит мгновенным замужеством. А замуж очень-очень не хочется!

Зато очень хочется получить законную метелку и диплом. Но это ой как непросто, учитывая, что мой темный дар периодически выходит из-под контроля. И уважаемый ректор-дракон, зная об этом, требует… в общем, очень-очень незаконного он требует! А в случае отказа сотрудничать искренне обещает станцевать на моей свадьбе.

Так что придется очень постараться, чтобы и жениха отвадить, и из академии не вылететь, и в неприятности не хотя поздно. В неприятности я уже вляпалась.

Отрывок книги “Академия черного дракона. Ведьма темного пламени.”

— Господин ректор, я не выйду за вас замуж, — уныло произнесла я, глядя на черноволосого мужчину, которого впервые сподобилась узреть в живую так близко.
Пронзительный, темный как ночь взгляд аватары черного дракона скользнул по мне с недоумением и легким раздражением.
— И отчего, позвольте спросить, такое смелое заявление, адептка Тиррель?
— Потому что я э-э… не могу. И не готова…
— Неужели? Совсем? — съязвил он.
— Да, — подтвердила я, чувствуя, как щеки начинают гореть от стыда.
— Даже если я буду настаивать?
— Д-да.
— Мне кажется, или я слышу в вашем голосе сомнение, адептка Тиррель? — продолжал уже с откровенной издевкой мужчина.
Нет, у Алистера Арридора точно нет сердца! Вот правду девчонки говорят — драконья кровь чувства выжигает напрочь! Чего он меня мучает? Чего б сразу не признать, что мы не пара, а?
— Никаких сомнений, господин ректор! — отчаянно взвыла я и взмолилась: — Ну пожалуйста! Опустите меня!
— Отпустить? Так ничего толком не узнав о своей несостоявшейся жене? — он бросил выразительный взгляд на мой студенческий браслет, зеленый, с тремя медными пластинками. — Ведьма, значит? Четвертый курс и круглая троечница? За три года ни на одну серебряную пластинку оценок не наскребли? Н-да, печально, печально. А ведь выпускной курс. Бездарным ведьмам вроде вас — самое время думать о замужестве, раз с карьерой перспектив никаких. Так-таки точно замуж за меня не хотите?
— Ы-ы-ы!
— Что-что? Повторите еще раз, я не расслышал.
— Не хочу-у-у!
— Что ж… как хотите.
Отпустил! Слава богам, наконец-то!
Из груди вырвался облегченный вздох.
— Кассиэль, занесите ей выговор в личное дело о нарушении дисциплины и направьте на кафедру Ментальных воздействий запрос на пересдачу последнего экзамена. Кажется, девочка пропустила лекцию по защите от печатей Действия.
— Не пропустила, — раздался откуда-то сверху бесцветный голос хранителя академии — вездесущего существа, которое знало обо всем, что происходило в его стенах. — Печать была поставлена с разрешения самой адептки.
— Та-ак. Значит, азартные игры? Спор? — Ректор разом помрачнел.
Новый, на сей раз тяжелый вздох выдал меня с головой. Ну да. Из-за проигранного спора я получила заслуженную по условиям печать Действия с установкой подойти к ректору и сообщить, что отказываюсь выйти за него замуж. Но я вообще не ожидала, что так выйдет! И… не виноватая я!
Ректор, правда, так не считал. Хищные черты его лица заострились.
— Два выговора, — отчеканил этот черствейший из мужчин.
А у меня в этот момент едва не подкосились ноги от ужаса. Потому что это значило…
— Третье взыскание за год, — сообщил хранитель. — Мне подготовить документы об отчислении?
Я судорожно всхлипнула.
— Третье? — ректор с сомнением взглянул на меня. — Что-то не припомню, чтобы я назначал этой адептке взыскания раньше.
— Две недели назад назначали, — хранитель посчитал, что вопрос задали ему. — Заочно. По докладной декана факультета Ведьмовства о недопустимой халатности, повлекшей значительные повреждения в седьмой лаборатории.
— А-а, это. Хм. Значит, вы не только нерадивая ученица, но еще и вандалка, адептка Тиррель?
Я всхлипнула еще более громко. Потому что тот раз был вообще первым за четыре года обучения! И вообще, меня под руку зацепили, сама бы я никогда столько порошка таргары в активный декокт не насыпала!
— Только слез не надо.
Вот говорить мне об этом не надо!
Слезы из принципа полились сильнее.
— Адептка Тиррель! — слез ректор, как любой мужчина, оказалось, не любил, и мрачно уставился на меня. — Ну что мне с вами делать?
— Не отчисля-а-ать! — провыла я. — У меня год выпускно-ой! Ну пожалуйста-а! Дайте метелку получи-ить! Не виноватая-я-а-а-а!
— Как же не виноватая? А спорил кто? — поморщившись и протянув мне платок, напомнил он. — Знаете же, что это запрещено.
— Я не специа-ально! У меня выбора не было-о!
— Еще скажите, что вас вынудили.
А вот хочу! Хочу сказать! В любое другое время признаваться в подобном было бы стыдно. Но не в тот момент, когда над тобой повисла угроза отчисления без вожделенной метелки! Что толку от всех этих лет обучения, когда не пройдены два важнейших этапа для ведьмы — инициация и получение метлы? Да ведьма без метлы — это недоразумение, а не ведьма! И если инициация — процесс серьезный, сдается в конце года и проходят ее до конца лишь сильнейшие из ведьм, то метелку должны были дать уже на следующей неделе!
Я быстро закивала головой.
— Та-ак. Любопытно. Кассиэль, подробности!
— Четыре часа назад адепт третьего курса Самаил Кречет сообщил адептке Лиане Тиррель о решении родителей связать их брачными узами, после чего на правах жениха попытался настоять на интимной близости. Адептка Тиррель ответила отказом и в качестве аргумента применила ведьмовскую порчу мужской слабости третьего уровня сроком на сутки.
— Нарушение устава академии, — прокомментировал ректор. — Но в этом случае причина понятна. Дальше.
— А дальше обо всем узнала его старшая сестра, она аспирант на кафедре Ментальных воздействий, — всхлипнула я, опережая хранителя. — Виэль сказала, что поможет угомонить брата и даже попытается отговорить от свадьбы, если я соглашусь вместо нее участвовать залогом спора. Ну, то есть, получить печать вместо нее в случае ее проигрыша. Самаил бы не отстал от меня сам, поэтому я согласилась.
— И проиграли, — ректор понятливо хмыкнул.
Я убито кивнула, после чего тихо добавила:
— Поскольку Виэль, объясняя замену, рассказала друзьям о моем отказе Самаилу, те, недолго думая, такое же действие в печать и заложили. Ну, чтобы я к вам… вот.